Ksesha_665
-Тока смотри, разыграется у меня мания величия и чё делать будем?) -Слушать)(с)

На самом деле, я до сих пор не могу понять, кто ты в моей жизни


На самом деле, я в тебе совсем не нуждаюсь, как думала раньше


Зачем? Это было глупо, ненужно. Но почему тогда я так много думаю об этом


/Мы просто в очередной раз собрались вместе. В очередной раз - у Д. Только теперь ночью. Опять гитара, опять кино, опять шутки, опять приставка, и что уже становится, обыденным, водка. Мы снова дурачимся, как на протяжении этих двух, или даже трех лет. Даем друг другу подзатыльники, щекотимся, стебем друг друга. Все как обычно. Как обычно/


Нет, зачем мне забивать этим голову?


В мире столько важных и нужных проблем. Я могу их решить? Я могу попробовать. Все лучше, чем изливаться ванильным бредом глупых подростковых мыслей, не имеющих никакой основы и никакого исхода. Ничего полезного, ничего хорошого эти мысли не принесут, они так упорно борются за Железный трон моей головы, что мне хочется просто высказаться об этом не вслух и надолго забыть.


/Ты таскаешь меня на руках, куда-нибудь кидаешь. Надеюсь, в этот раз не останутся синяки. Ну конечно, ты разбил мне губу своим костлявым локтем. Ладно, это мелочи, я никогда не обращала внимания на подобные вещи.


Мы лежим на большой кровати, все вместе, всемером. Угараем, пытаемся запустить фильм на большом телевизоре. Конечно, тебе некуда лечь, ведь ты выходил выпить и покурить. Конечно, ты решил лечь на меня, а я в свою очередь лежу еще на двух людях. Я не знаю куда деть руки, но ты берешь их и кладешь на себя, держа их своими руками. Твои пальцы гладят мои, смыкаются с ними. Ладно, это ничего, это мы переживем/


Как много в этом тексте эгоизма. Люди не считают меня эгоистом, многие думают, что я всем пожертвую ради других и называют меня доброй. На самом деле моя доброта - часть моего эгоизма. Я хочу угодить. Я хочу всем нравиться. Я хочу сделать приятное, вызвать улыбку и теплоту, абсолютно искренне, мне нравиться приносить людям радость. Но все это, чтобы меня любили. Я очень хочу нравиться всем. Я не выношу ненависти в принципе, но особенно ненависти к себе. И весь мой эгоизм пусть не льется в лица окружающих, под маской добродетели, но зато все моё творчество им пропитано. Стихи - обо мне, о моих чувствах. А это то, что я пропагандирую больше всего. Несмотря на то, что рисую намного чаще. Просто рисую то, что надо по заданию, а этим мне не хочется делиться с миром. Мне хочется делиться собой.


/Запустить фильм на телеке через приставку не получается, и мы решили разложить диван в зале, чтобы все поместились, и посмотреть на ДиКаприо на компьютере. Я прилегла на кресло, которое практически часть дивана. Ты опять последний, и обоги, как неожиданно, выгоняешь меня и ложишься сам. Но когда я собираюсь уйти в поисках нового пристанища, тянешь меня за руки обратно, давая мне лечь на себя. Хорошо. Будь по-твоему, это же не криминал. Это не измена. Еще не измена.


И теперь твои руки меня обнимают. Гладят шею, скользят по талии. Ай! Так резко и сильно сжимаешь кожу. Но мне приятно, хоть и больно отчасти, что можно понять по тому, как своими руками я сжимаю твои/


Даже не знаю, зачем мне захотелось это записать. Читая разные фанфики, пусть и редко, я вдохновляюсь ими, как и многие другие. Мне хочется создать что-то подобное. Но сейчас все мои мысли забиты этим, и я решила написать именно про эту ночь. Но мне кажется, что все эти мельчайшие намеки на интим так глупо звучат в словах, будь они сказанны или написаны. Хорошо, что это только для себя. Но я не умею совсем ни с кем не делиться. Или даже только с близкими, как это делает Д. Я хочу, чтобы меня читали. И останусь в надежде, что это кто-то прочтет, вот только зачем это кому-то? Главное, чтобы Он не прочитал.


/Прости, я ухожу на другое кресло, что между компом и диваном, где лежат все. Оно разложено, я смогу лечь нормально и наслаждаться фильмом, без всяких лишних помех, вроде тебя. Только заберу подушку. О нет, не угражай, что сейчас докуришь и пойдешь ко мне, отнимать ее. На держи, возвращаю. Но почему ты все равно пришел ко мне? Лег рядом, положил мне под голову подушку, как мило. Ты лежишь сзади, и снова меня обнимаешь. Опять твои руки меня исследуют, но только там, где еще считается пристойным. Опять щипаешь, но в твоих движениях заложено како-то чувство. Нет, ни нежности, нет не романтические, но, возможно, страсти. И я убеждаюсь в этом, когда ощущаю твои губы на своей шее, твое горячее дыхание, а руки расчесывают волосы. Что-то во мне хочет повернуться к тебе лицом, но я же знаю, что за этим последует. И тогда это будет измена. Тогда это точно буде измена/


Мы и правда не так сильно ценим все, что нам так дорого, пока не понимаем, что есть риск все это потерять навсегда, или когда совсем это теряем. Рваное вышло предложение, но смысл ясен. Это логично, это очень человечно. В том смысле, что характерно людям. Мы готовы поддаться мимолетному желанию, не имеющего никакого смысла, отчего можем потерять что-то настоящее, живое и важное. Просто так бывает, что теряется голова, а потом все это обернется ничем. Или потерей, настоящей потерей.


/Я начинаю тяжело дышать, что удивляет меня. Твои руки на моих ногах, я медленно поворачиваюсь, сама не понимая, что делаю. Ты был так близко только один раз, когда мы потеряли голову и оно ничем не обернулось. Твои губы уже на щеках, и это горячее дыхание с запохом перегара. Но мне не противно. Мне не хочется убежать к Нему. А жаль, очень жаль. Я окончательно к тебе поворачиваюсь и сама не понимаю, что мои губы уже встретили твои. Нет, я не вспоминаю о том, как это было тогда. Сейчас все совсем по-другому. И намного сложнее. Но первые несколько секунд я не думаю и об этом. Я не думаю ни о чем. Я хочу, чтобы было так. Я хочу, но не так, как с ним. Это что-то новое, и от этого только круче. Ты кусаешь нижнюю губу. Больно. Но это все равно приятно. Ты отстраняешься на секунду сказать, что слишком заметно. Я начинаю понимать, что произошло, осознание, стыд и разочаровние словно окатили из ведра. Надеюсь, никто не видел. Ну или хотя бы не видел Ж, остальные не скажут. А Д я сама расскажу. Ты говоришь, что стоит выйти, но я говорю нет. Вот теперь это точно измена. Ни к чему усугублять. Я отворачиваюсь, я почти зарыдала в подушку. Но на самом деле мне не так сильно хочется плакать, как должно было бы быть. Ты все еще обнимаешь меня. Закуриваешь, прожигая пеплом мою новую футболку. Что ж, это не самое страшное, что ты сделал сегодня/


Я верю, я знаю, что с психологической точки зрения испытывать влечение, и даже чувства к нескольким людям одновременно - нормально. Ненормально с моральной. Неправильно. Мораль - это правила, которые усложняют жизнь одних, оправдывают эгоизм других и являются чертой, которую во многих ситуациях не стоит переходить всем.


Я вот уже 10 месяцев не сомневаюсь в своей любви. И никто другой мне совсем не нужен. Эти отношения для меня слишком дороги, чтобы рисковать ими ради…чего? Ради в итоге ничего. Но тем не менее, я это сделала. И к сожалению, не могу сказать, что я совсем этого не хотела. Я люблю Его. Очень. Но в нормах морали это значит - только Он. А я уже слишком хорошо Его знаю. Но с другой стороны, нам так много нового еще предстоит узнать вместе.


/Перерыв. Д хочет переодеться, ты покурить и выпить с В, кто-то хочет есть. Я иду в комнату с Д и рассказываю ей все. Но для остальных, в том числе и для тебя веду себя так, будто ничего не было. Проходит много часов. Мы успели поиграть в Мафию, поесть пожаренные тобой гренки, я сходила в душ, водки становится все меньше. Д засыпает и мы все пошли на большую кровать, поиграть и уснуть под это дело. Но мне не хочется спать. Не помню как, но мы играем в карты. Ты, я и К. Первы кон - так. Дальше - на желаения. Твои желания простые. Хорошо, я постаяла на руках у стены, хорошо, К присела 50 раз. Но у нее желания по жестче - ты проиграл и ходишь по улице в одних трусах. Зря ты так, К, очень зря. Ты мстишь. Проигрываю я - иду по улице в майке. Проигрывает она - идет по улице без нее. Потом К не хочет стоят на руках у стены 10 секунд. Я делаю это за нее. Ты опять держишь. Она больше не хочет играть. Ладно, играем вдвоем.


Я думаю, что загадать тебе, если выиграю. Но ты одерживаешь победу. О, какие у тебя низменные и неоргинальные делания! Ладно, я сниму футболку. Спасибо, рада, что тебе нравится моя фигура. К пошла готовить блинчики, мы все еще играем. Как, опять?! Ладно, загадывай. Боги, неужели ты не можешь пофантазировать?! Хорошо, я стою в одном белье. Спасибо, спасибо, о том, что меня неплохая фигура, с чем я не особо согласна, мне и мой парень говорил. Надеюсь ты еще помнишь, что у меня есть парень. Должен помнить, однако я снова проигрываю. Да, ты поддавался, я поняла это после. Но я все равно проиграла! Что ж, думай. Что? Нагло. Но карточный долг, мать вашу. Я поцелую тебя, только скажи как. Прошу, одумайся. Но нет. Ладно, надежда все равно была небольшой. Руки уже изучили всю спину, и опять больно кусаешь губу. Только уже не так приятно. Твой стиль. говоришь? Советую сменить/


Странно, когда я все это вспоминала спустя несколько часов, внутри все переворачивалась. Но после того. как рассказала Ему, пусть и не в таких красках, начала ненавидеть эти воспоминания. Я не хочу Его терять. Никак, тем более так. Но Он должен понять. И Он понял. Он тоже не хочет терять этих отношений. Он все еще говорит, что любит меня, пусть и не особо спешит видеть. Говорить, объясняться с ним в живую, на чем я так настаивала оказалось очень трудно. Но у него было хорошее настроение. И мы с Д преподнесли все более невинно. Он подуется, но отойдет. Он знает, что мне нужен только он. И я это знаю.


/Я иду в комнату Д, забираюсь под одеяло и пытаюсь заставить себя уснуть. Лучше бы сделала это раньше, пыталась же. Но все равно, отчасти с надеждой смотрю на дверь. В ней появляешься ты, забираешься на кровать. Ты щекотешь меня и зовешь, аки Ахиллес звал Гетора в фильме Троя. Над чем мы кода-то смеялись. Я прошу тебя успокоиться и отварачиваюсь, но ты не успокаиваешься. Я встаю, но ты просишь не уходить, и я просто закрываю дверь. Ложусь обратно, но уже к тебе лицом, буквально падая в твои объятия. Я не открываю глаз, не хочу на тебя смотреть. Мне просто хорошо, от ощущения кого-то рядом. Заходит В, он все видит, но никогда никому ничего не скажет, особенно, если ты попросишь. Уходит, заходит снова, спросить, где сигареты. Уходит и мы понимаем, что он больше не побеспокоит. Твои руки снова изучают спину. Я понимаю, чего ты хочешь. Но встаю с кровати, вспоминая, как много раз засыпала тут с Ним. Ты уже не пытаешься меня удержать, может, понял. Это нечестно по отношению к Нему с моей стороны, и так подло по отношению ко мне с твоей. Тебе все равно, но мне нет. Где ты был год назад, когда я думала, что ты мне так нужен, чуть ли не только ты. Твои руки покорно меня выпускают. Если тебе и печально, лишь от того, что ты не получил, чего хотел. Я закрываю за собой дверь ни разу не обернувшись, не проронив ни одного слова. И первый раз за вечер поступила правильно. Иду в другую комнату, где нет никого, там много вещей на диване, нет одеяла. Я не могу уснуть лишь от осознания того, что забыла телефон, а будильник может тебя разбудить. Возвращаюсь на секунду, но ты не открываешь глаз. И вновь лежу в холоде, одна, но уже восемь утра, мне слишком сильно хочется спать/


А потом все по-старому. Я не узнаю, было ли в твоих действиях хоть немного оправдания чувствами. Мы никогда не говорим о том, что между нами происходит. Никогда не обсуждаем наших чувств и действий. Я бы не отказалась, но только если ты начнешь. Самой мне не хочется ничего усложнять/